Нефтяные сепаратисты хотят отделиться от Канады. Виноваты — Трамп и Россия

oil
Изображение ptra с сайта Pixabay

До недавнего времени повальная мода на все экологичное и неуемное стремление некоторых политиков продвигать «зеленую экономику» за счет повышения налогового бремени приводили лишь к экономическим проблемам и массовым беспорядкам. Ну, вроде французского движения «желтых жилетов» или массовых фермерских «митингов на тракторах» в Германии и Голландии. Сейчас «зеленое безумие» начинает угрожать территориальной целостности наших западных партнеров. Например, канадский филиал авторитетного информационного агентства Bloomberg сообщает о том, что в Канаде серьезно активизировалось движение сепаратистов, требующих отделения от страны главных нефтяных регионов.

«Нефтяная столица Канады получает своих сепаратистов. Уже не только жители Квебека иногда представляют себе, что отрываются от Канады. С тех пор как либеральный Джастин Трюдо был переизбран на пост премьер-министра Канады в октябре, небольшая, но громкая группа в богатой нефтью провинции Альберта работает над тем, чтобы мобилизовать поддержку жителями идеи выхода из состава страны. Сепаратисты жалуются, что «климатический крестоносец» Трюдо работает над тем, чтобы нанести ущерб нефтяному сектору, и что провинция отправляет слишком много налогов в Оттаву, получая слишком мало взамен», — рассказывает BNN Bloomberg.
Не стоит считать, что сепаратизм в канадских нефтяных регионах — это некое маргинальное явление. На самом деле проблема куда более остра, чем может показаться на первый взгляд. По опросу известной компании по исследованию общественного мнения Ipsos, в Альберте (главном нефтяном регионе страны) число респондентов, которые положительно ответили на вопрос «Считаете ли вы, что вашему региону было бы лучше, если бы он отделился от Канады», составило уже 33%. Важной является и динамика роста сторонников сепаратизма: всего за один год их количество увеличилось на восемь процентов, и если ситуация будет развиваться в том же направлении и с той же скоростью, то уже через пару лет есть риск возникновения сепаратистского большинства. В соседней провинции Саскачеван тот же опрос указывает на наличие 27% сторонников позитивного восприятия отделения от страны.
Для сравнения: в известной своими сепаратистскими настроениями, попытками отделиться и даже (в прошлом) террористическими актами с политическим подтекстом франкоговорящей провинции Квебек сторонников отделения — 26%.

У сепаратистского движения в Канаде есть очень четкая идентичность, и эта идентичность не этническая, а культурно-идеологическая. В стране, которой руководит премьер-министр, известный своей любовью к различным меньшинствам, политике открытых дверей в смысле миграции и готовностью любыми способами душить традиционные ценности вместе с традиционными секторами канадской экономики (такими как добыча нефти, газа и золота), любителям канадского варианта «ковбойской свободы» живется крайне неуютно. Более того: им обидно, что на налоги с их нефти живут мигранты и те самые жители богатых прибрежных городов, которые, с одной стороны, голосуют за Трюдо, а с другой — при каждой возможности унижают жителей нефтяных регионов. Последних канадские СМИ часто изображают расистами и дикарями, которые только и занимаются тем, что убивают природу и усиливают климатический кризис на планете. Согласно тому же опросу Ipsos, 59% респондентов согласны с утверждением «Канада сейчас разобщена сильнее, чем когда-либо».
Британский журнал The Economist, озабоченный ростом сепаратизма в одной из ключевых (и с формальной точки зрения благополучных) стран коллективного Запада, буквально пару недель назад отправил своего журналиста в Эдмонтон, столицу провинции Альберта. Журналист побывал на собрании сторонников отделения от Канады и почувствовал специфическую атмосферу той аудитории, которая приходит на выступления лидера сепаратистов Питера Даунинга:
«На бейсболках, выставленных на продажу, были нанесены такие лозунги, как «Сделай Альберту снова великой», «Запад хочет» (в смысле «западные провинции Канады хотят отделиться». — Прим. авт.) и «Wexit» (комбинация слов West и exit, по аналогии с Brexit. — Прим. авт.). На сцене, стоя перед перевернутым канадским флагом, висящим между хоккейными клюшками, Питер Даунинг рассказывал об обидах, которые привлекли к нему аудиторию: отмена планов строительства нефтепроводов, субсидии, выплачиваемые остальной части Канады, и снобизм в отношении Альберты со стороны центральных канадских провинций. Премьер-министр страны Джастин Трюдо получит то, что он заслуживает, пообещал мистер Даунинг.

Независимо от того, чем завершится борьба за независимость Альберты и Саскачевана от Канады (сепаратисты сейчас пытаются зарегистрировать партию и бороться за отделение в политическом поле), уже сейчас можно делать предположения о том, кто будет виноват в развале канадской государственности или, по крайней мере, в попытке подорвать территориальную целостность Страны кленового листа.
Кандидатов на должность эпицентра вселенского зла и источника всех проблем традиционно два: это Дональд Трамп и Россия. Не зря на бейсболках сепаратистов лозунг «Сделаем Альберту великой снова». Это очевидная отсылка к главному предвыборному слогану президента США, пришедшего к власти на волне аналогичного ресентимента американских консерваторов и провинциалов, уставших от презрения со стороны «либеральных умников» из больших прибрежных городов. С другой стороны, премьер Трюдо, то есть главный реальный виновник внутреннего разлома канадского народа, еще в апреле этого года был крайне обеспокоен перспективой российского вмешательства в выборы.

А уж если сепаратистское движение станет настоящим Wexit (по аналогии с Brexit), то обвинения в адрес России, которую многие на Западе считают виноватой в выходе Великобритании из Евросоюза, будут напрашиваться сами собой.